Поставить на красный. В переговоры с соответствующими отходов производства глинозема

Кoрпoрaция рaзвития Срeднeгo Урaлa (КРСУ) и китaйский xoлдинг пoдписaли сoглaшeниe o сoтрудничeствe в сoздaнии в гoрoдe прeдприятия пo пeрeрaбoткe крaсныx шлaмoв oтxoдoв глинoзeмнoгo прoизвoдствa.

Кaк сooбщили в крсу, инвeстoры гoтoвы прeдoстaвить тexнoлoгии и oбoрудoвaниe для вoсстaнoвлeния жeлeзa шлaмoв и рeaлизoвaть прoeкт стoимoстью в сeмь миллиaрдoв рублeй. С рoссийскoй стoрoны, кoмпaния oжидaeт финaнсoвoй пoмoщи, чтoбы пoкрыть тeкущиe рaсxoды, и участие в организационных вопросах. Урал партнеров обеспечивает получение региональных льгот и обеспечить необходимую инфраструктуру. Благо муниципалитета, которому принадлежит часть ила, который никто больше не заинтересована в скорейшем начале проекта.

Свердловская область-это попытаться решить проблему с лечение красного шлама около сорока лет. Это не столько сокращение природных ресурсов и отсутствие легкого руды негативного воздействия на окружающую среду на площади. Во-первых, шуга оккупировали значительную часть страны, часто сельхозугодий. Во-вторых, после дождя щелочные растворы просачиваются в грунтовые воды, загрязняя их. Но самая большая проблема – припудривания зоны в сухую и ветреную погоду. Не удивительно, что лес вокруг шлема – голые палки.

Акция только два варианта восстановления или переработки.

– До сих пор не предложена экономически эффективная технология восстановления таких отходов. Сегодня этой проблемой занимается ряд научно-исследовательских институтов и различных групп разработчиков, – отметил региональный министр промышленности и науки Сергей Perestoronin.

В Свердловской области есть два производства глинозема в Краснотурьинске и Каменске-Уральском. Грубо говоря, на каждую тонну глинозема (сырье для алюминия электролиз) они снабдят тонну шлама. Завод в Краснотурьинске, например, производит 800 тысяч тонн отходов. А учитывая, что этот “хороший” был спасен от 40-х годов прошлого века, большой запас. В настоящее время в России скопилось около 600 млн. тонн красного шлама, и это число увеличивается на 5-8 миллионов. В Свердловской осадка составляет более 137 млн тонн производятся каждый год до трех миллионов тонн опасных отходов.

Уральские ученые постоянно предлагают различные проекты, которые находятся в запасниках готов быть разработаны. Но по-настоящему интегрированные технологии, что позволит легко, быстро и дешево для переработки отстоя, нет. Потому что нет острой потребности и интересы промышленников. И если Вы не инвестируете в исследования, экономически эффективные технологии не появляются, – считает сотрудник Института химии твердого тела УрО РАН Наиль Сабирзянов.

По ее мнению, производители легче строить новые полигоны, несмотря на то, что это очень дорогостоящие инженерные сооружения (реализован несколько лет назад, расчеты показали, что содержание в осадке увеличивает стоимость каждой тонны глинозема на 3-5 долларов). Проблема сложно – за полтора века нигде в мире она не решена. Достаточно вспомнить развивающихся стран, которые наливают красное грязь прямо в море, или в Венгрии, где семь лет назад после прорыва плотины затоплены целые города, такие как опасные отходы.

– Китайцы в последние пять или шесть лет, периодически сообщается, что создана комплексная технология переработки, но новости так же быстро, как они появляются. Я отношусь к ним со скепсисом”, – говорит Сабирзянов Наиль.

Что такое интегрированная технология? Эта стратегия будет включать в гидрометаллургии, пиро, и магнитной сепарации. Для того, чтобы оптимально добывать железо, красный шлам-это половина. Но сырье все равно нужно тщательно подготовиться, прежде чем вы идете спать в доменной печи (для удаления щелочных металлов, серы и фосфора). Это можно сделать не только тяжелый чугун, но пигментов (красителей). Шлам также содержит редкоземельные – скандий, иттрий. Вы можете удалить кальция, соединений извести и перерабатывать в цемент, но это незначительно – технология стоит слишком дорого, а готовый продукт дешевым. Можно делать кирпичи, и в Краснотурьинске был магазин. Но, к сожалению, на велосипеде, очень трудно совместить эти разные процессы. Таким образом, сложность предполагает организацию целого ряда отраслей.

Если тонну шлама с целью извлечения всех полезных компонентов, первый объем отходов сокращается в десятки раз, даже если весь остальной торт, при желании, могут быть использованы в дорожном строительстве. Известные технологии переработки 100-150 тыс. тонн красных шламов в год. Это, чтобы избавиться от миллионов тонн, занимает от шести до семи лет.

Небольшие объемы – 10 тыс. тонн в год – мы сегодня говорим. К 2018 году планируется начать проект, который позволит для переработки красного шлама в два продукта в металлические прутья (Металлургов Нижний Тагил и Качканар подтвердил, что их можно использовать в качестве добавки в утиль) и гранулированного пеностекла (он используется в строительстве в качестве утеплителя и наполнителя).

В январе мы закончим финансовой модели, в феврале-звонок с инвесторами. Надо сказать, что интерес к проекту большой, как от местных, так и иностранных финансистов”, – говорит Андрей Брюханов, заместитель генерального директора компании, которая разрабатывает технологии. – Шесть месяцев уйдет на проектирование и нестандартного оборудования. Параллельно, мы сделаем ремонт в закрытом литейного завода, который нам обещал посвятить себя производству – сейчас решается вопрос аренды или покупки.

Компания будет хорошей лаборатории, где специалисты будут разрабатывать методы более обширная обработка осадка.


Мнение.

Владимир Рычков, директор физико-технологического института УрФУ:

Университет выиграл несколько грантов на разработку технологий по добыче красной глины, скандий и редкие земли. Проблема в том, что некоторые из них – примерно 100 граммов скандия за тонну шлама. Как я понимаю, это не решит экологических проблем. В то же время, внедрение технологии, которая требует значительных инвестиций. И сейчас ситуация не очень способствует активизации таких усилий. Когда редкоземельных металлов были дорогими, и их удаление было оправдано. В последнее время их цены на мировом рынке упали. Кроме того, компания не заинтересована в изменении ситуации, пока вы не имеете право на работу в рудном, отправьте миллионов тонн отвальных шламовых отходов. Они не должны платить штраф. Для того, чтобы решить проблему, важно, чтобы правительство принимало более активное участие.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.